Mar. 6th, 2011

kandidych: cat (knigi)
Саид Кашуа ויהי בוקר ("И будет утро")

Вторая книга популярного молодого израильского писателя, журналиста и публициста арабского происхождения.

Действие происходит в весьма памятные дни второй интифады, но угол восприятия действительности совсем другой.

После десяти лет в Тель-Авиве герой Кашуа, журналист, освещающий палестинскую тему в одной из крупных израильских газет, волею обстоятельств вынужден вернуться в свое родное село, за которым он абсолютно не тоскует и не скучает. Кашуа описывает образ жизни и привычки сельчан (за местом действия угадывается родное село Кашуа Тира, находящееся в так называемом "треугольнике", месте компактного проживания большого количества израильских арабов) в очень сатирических и нелициприятных тонах (из-за таких повторяющихся мотивов Кашуа всегда вызывает недовольство в арабских кругах). Работу в газете он практически потерял с развитием интифады, жизненные переспективы весьма туманны, сельский уклад жизни его пугает своим неприкрытым бандитизмом и непоределенностью. Завтрашний день видится герою в полном тумане.

И тут в одно непрекрасное утро село просыпается к новой действительности - оно герметично окружено армией, полностью оборвана всякая связь с внешним миром, телефоны не работают, электричества нет, как следствие нет и воды, которую в обычном состоянии качают из земли с помощью насосов. Даже закупорена канализация. Учившиеся в еврейских городах студенты в приказном порядке возвращены в село в ночь накануне закупорки.

Местные власти безуспешно пытаются понять в чем дело. Любая попытка пересечь колючую проволоку, полностью окружающую село, натыкается на огонь на поражение. Идея выдать армии всех нелегалов-палестинцев, во множестве занятых в селе на разных черных работах, или просто ночующих в нем, проваливается - солдаты застреливают первых же перебирающихся через проволоку палестинцев, а остальные разбегаются обратно в село.

Герой пытается найти во всем этом хоть какую-то логику, но рационального объяснения нет. Радио, единственный источник информации, лишь докладывает о введении в стране режима чрезвычайного положения и о продвижении израильско-палестинских мирных переговоров, никак конкретно не расказывая об осаде огромного села.

Начинается анархия, фактически власть над положением берут обвешанные оружием уголовники, по улицам течет неиллюзорное дерьмо.

Во всем этом нарастающем хаосе герой пытатся выжить сам, и спасти своих близких, свою семью.

дальше-мега-спойлер )

Книга небольшая, читается на одном дыхании. Лично мне было очень интересно читать по причине врожденного любопытства к разным уголам взгляда на нашу сложную израильскую действительность.
Кашуа представляет очень критичный взгляд на арабский склад жизни в Израиле (и за это его не любят арабы), но и еврейский Израиль не уклоняется от его нелицеприятного пера (и за это его не любят многие круги евреев). Сейчас он очень на подъеме, переводится на разные языки, завоевывает премии, и даже в одной из радиопередач, в интервью с одним исследователей истории еврейской сатиры, Кашуа концептуально сравнили с Шолом-Алейхемом. По мнению специалиста, обоих авторов роднит тема выживания меньшиства среди не слишком дружелюбного большинства.

В любом случае, заведомо считающим израильских арабов пятой колонной и однозначным смертельным врагом, вообще не стоит беспокоиться и читать эту книгу. Для ее адекватного восприятия нужен другой, а не такой узкий взгляд на проблематику.

Большая статья в Хаарец, предвaрявшая выход книги

кросс в [livejournal.com profile] sfarim_ru
kandidych: cat (OMG)
Угарная чума

Одна цитата из вкусных:

Светлана знает, что говорит. Она приехала в Израиль пятнадцать лет назад. Сначала, как и многие олимы, убирала квартиры. За тряпкой зубрила глаголы, закончила курсы, стала работать бухгалтером и вот, поймала свой мазаль, счастье на иврите. С бывшими соотечественниками никогда не связывалась: мало кто из них пробивается в Израиле, в лучшем случае работают в охране или шипуцниками, то есть слесарями да ремонтниками. Хотя у каждой женщины свои приоритеты, благо в Израиле есть выбор: кого тут только нет: и марокканцы, и эфиопы, и русскоязычные евреи, и коренные, которых по-русски называют кактусами: сверху колючие, а внутри матОк-сладкие. Надо только до корня добраться.
kandidych: cat (vinni)
Пост в картинках: предметы, которые в данный исторический момент эсклюзивно не позволяют моему организму задуматься о снижении его (организма) веса.







Это не считая обычных искушений, так сказать.

Profile

kandidych: cat (Default)
kandidych

August 2011

S M T W T F S
  123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 02:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios