Apr. 26th, 2011

kandidych: cat (knigi)
Анитa Шапира "Бреннер"

Очень интересная биография чрезвычайно интересного и загадочного писателя.

Шапира основательно рассказывает биографию Иосефа Хаима Бреннера, во множестве цитируя самые разнообразные источники, помогающие нам реконструировать историю короткой, но очень насыщенной жизни писателя. Также большое внимание в книге уделено анализу произведений Бреннера. Шапира очень профессионально выстраивает сложный образ Бреннера, в котором соединилось множество самых разных качеств, выстроивших личность нестандартного творца.

Аскет, подвижник, инутитивный социалист, абсолютно не склонный к идеализации российской революции 1917 года, неутомимый популяризатор зарождавшейся ивритской литературы, глубокий пессимист, склонный к приступам тяжелой депрессии, всегда говорящий вслух только правду, как она ему виделась, и полностью чуждый всякой политики, всякого громкого и помпезного провозглашения лозунгов (в этом подходе Бреннер расходился со своим другом Берлом Каценельсоном, и по этой же причине всегда не любил Жаботинского), готовый снять с себя последнюю рубашку ради помощи незнакомому человеку в нужде и не всегда воспринимающий невзгоды близких, не считавший себя сионистом, и всегда говоривший о том, что Палестина лишь одно из возможных пристанищ еврейского народа, но живший, творивший и умерший в Эрец-Исраэль - все это был Бреннер.

Впечатления по ходу чтения книги я описывал тут и тут

Особое мое любопытство вызвала последняя глава книги, в которой Шапира касается посмертной мифологизации образа Бреннера. Интересно, что несмотря на то, что он был последовательным атеистом, некоторые религиозные почитатели его таланта называли Бреннера истинно религиозным человеком, жившим по заветам предков, хотя и провозглашавшим о полном разрыве с иудейской традицией. Некоторые называли его одним из 36 скрытых праведников, писали, что он принял на себя грехи окружающего мира, другие считали его истинным толстовцем, а вот Шолом-Алейхем, встретившийся с Бреннером в Лондоне, написал, что ему Бреннер напоминает юродивого из русской народной традиции. Шапира проводит анализ этой параллели, и приходит к выводу, что именно она наиболее полно, хотя и не на сто процентов, может выразить и описать образ Бреннера. Он был "юродивый" в самом положительном смысле этого слова. И это тем более верно, что корни творчества Бреннера глубоко лежат в русской литературе. Достоевский и Толстой были самые ценимые им писатели, и нравственные идеи их произведений буквально пропитали и жизнь и творчество Бреннера.

Интересно также, как после смерти канонизация творчества Бреннера намеренно прошла мимо его произведений, и в основном концентрировалась на его публицистических статьях. Романы, описывающие жизнь в Палестине в довольно пессимистичных тонах, полные критики тогдашнего положения и грустных прогнозов на будущее, не слишком годились для вознесения в канон. И поэтому его романы не очень знакомы широким массам читателей, хотя имя и на слуху.

Прочтение романов Бреннера я поставил своей задачей на ближайшие месяцы, слишком уж большой интерес к ним пробудила эта отличная биография.

кросс в [livejournal.com profile] sfarim_ru

Profile

kandidych: cat (Default)
kandidych

August 2011

S M T W T F S
  123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 02:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios